Ускоритель электа лучевая терапия

Статистика говорит сама за себя

В 2009 г., когда стартовала НОП «Мероприятия по совершенствованию медицинской помощи онкологическим больным» (до 2015 года), смертность от онкологических заболеваний в РФ занимала второе месте, а на учете в онкологических учреждениях состояло 1,8% населения; прирост же заболеваемости раком за истекшее десятилетие – превысил 14%.

Рис. 1. Андрей Черниченко: Онкозаболеваемость в России постепенно растет, начиная с 60-х годов.

Российские цифры выглядят особенно удручающе на фоне статистики в развитых странах: например, с 2001 по 2005 заболеваемость раком у мужчин в США ежегодно снижалась на 1,8% (по данным American Cancer Society).

Заметим, что 2/3 онкологических больных в США проходят сеансы радиотерапии.

Гамма-нож

Сфокусированное определенным образом невидимое излучение во время сеанса лучевой терапии или радиохирургии проникает вглубь тела пациента. В качестве некой аналогии можно привести оптические приборы, которые фокусируют дневной свет, однако в случае с радиоволнами точка фокуса находится не на поверхности, а в глубине тела пациента – на опухоли.

Разрушение клеток под воздействием лучевого лечения в значительной мере зависит от интенсивности воздействующего на них излучения. Одним из современных специализированных радиохирургических устройств, формирующих область такого высокоинтенсивного излучения небольшого размера, является Leksell Gamma Knife (гамма-нож).

Линейный ускоритель

В процедуру с применением ускорителя или гамма-ножа входит снятие реперных точек на томографе, проверка на фантоме перед началом сеанса, а так же использование в ряде случаев специальной стереотаксической системы для повышения точности координат мишени и мн.др. Ко всему же процессу, в принципе, вполне применимы понятия workflow или «технологическая цепочка».

Рис. 2. Руслан Шафиулин: Врачи и медицинские физики работают с линейным ускорителем только совместно.

Линейный ускоритель отличается от описанного ранее гамма-ножа типом используемого излучения: он разгоняет и направляет поток электронов, сталкивающихся на конце своего пути с промежуточной (технологической) мишенью, в результате чего генерируется рентгеновское излучение. Помимо точной фокусировки в точке опухоли, прецизионного механического вращения рентгеновского излучателя и др.

мер, для защиты здоровых тканей применяют регулируемый мультилепестковый коллиматор (лепестки задерживают часть излучения), системы контроля за качеством и количеством излучения во время сеанса и др. Другое характерное отличие от гамма-ножа – более широкая сфера применения ускорителя, то есть его универсальность. Например, Elekta Axesse позволяет проводить как сеансы, лучевой терапии так и радиохирургии, причем различных органов и систем.

Чтобы не вдаваться в технические подробности, разницу между современным прецизионным медицинским ускорителем (со всей необходимой инфраструктурой) и примитивным рентгеновским устройством из прошлого века можно описать как разницу между телегой с лошадью и космической ракетой (хотя, в принципе, и то и другое можно формально отнести к «средствам передвижения»).

В России должно быть больше техники

Поставляемые в РФ Gamma Knife и Elekta Axesse – это примеры современной онкологической техники среди длинного перечня устройств с разными принципами действия и назначением, разработанных различными производителями (Siemens, Varian, Elekta и др.) и используемых, преимущественно, в развитых странах. Помимо прочего, есть также и некий опыт применения для лечения опухолей ускорителей, используемых в физических экспериментах и др.

К 2015 году для реализации НОП современной техникой планируется оснастить все государственные онкологические учреждения. Приказ № 944н Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 3 декабря 2009 г. позволяет рассчитать нормативы: в частности, из расчета на 300 тыс. населения должен приходится один аппарат для дистанционной лучевой терапии: линейный ускоритель или кобальтовый источник ионизирующего излучения и т.д.

Необходимо заметить, что эти нормативы во много раз меньше, чем в некоторых западных странах, таких, например, как Нидерланды. Тем не менее, «закупка современной техники позволит быстро изменить ситуацию с точки зрения пациентов, решить вопрос доступности современной медицинской помощи», – справедливо полагает Дмитрий Балалыкин.

Другая сторона проблемы – качество.

Рис. 3. Дмитрий Балалыкин: Из опыта западных стран можно уже сегодня позаимствовать практику создания частных центров лучевой терапии.

5 сеансов из 10-ти возможных

Высокотехнологичное оборудование отличается тем, что ежедневное число пациентов, которые могут пройти на нем сеанс лечения, относительно невысокое, при этом общее количество современных устройств в РФ явно недостаточно.

Например, в России сегодня имеется только один «государственный» кибер-нож и работает всего 6 комплексов Elekta Axesse. Один из которых установлен в МНИОИ им. П.А. Герцена, на нем проводится в среднем 5–6 сеансов в день по направлениям («квотам») Минздрава, хотя его пропускная способность – 10–15 онкологических больных. Тому есть ряд причин, одна из которых… нехватка пациентов.

Рис. 4. В России есть 6 аппаратов Elekta Axesse, во всем мире их около 30.

Одно из применений Elekta Axesse – радиохирургическое. «Она показана 10% больных, нуждающихся в онкологической помощи. Чтобы подвести однократно высокую дозу и моментально излечить больного, мишень должна быть в районе 2–3 см. В ряде случаев помочь больному с помощью Elekta Axesse бывает невозможно», – описал плюсы и минусы Elekta Axesse Андрей Черниченко.

Согласно статистике, до начала НОП больше половины больных поступали в учреждения с диагнозом: рак 3-й или 4-ой стадии. Это означает, что шансы на излечение у таких больных не выше 30%. Улучшение оснащенности аппаратурой онкологических учреждений в РФ позволит сократить время до лечения, а ранняя диагностика позволит эффективно задействовать и полностью загрузить выскотехнологичное оборудование.

Специалисты нового поколения

РАТОР выделяет гранты для поддержки исследований и написания кандидатских диссертаций. В апреле этого года (примерно через 100 лет после открытия лучей рентгена) в России выделена новая специальность) – радиотерапия.

Решением накопившихся в отечественной онкологии проблем (является) не только закупка оборудования, но и организация его полноценной сервисной поддержки на территории РФ (а для этого нужны специализированные инженерные компании), установка, настройка и тестирование перед каждым сеансом, соблюдение регламентов технической поддержки и многое другое.

Только наличие квалифицированных кадров позволит оказать высокотехнологичную медицинскую помощь в массовом порядке, повысить пропускную способность имеющегося оборудования и важно для производства современной медицинской техники на территории РФ. «Уровень жизни (крайне дефицитного) российского медицинского физика сопоставим с тем уровнем, который он получит, если уедет работать, допустим, в США или Германию. Если разницы нет, то зачем туда ехать?» – спрашивает Дмитрий Балалыкин.

Рис. 5. Дмитрий Балалыкин: «Уровень жизни российского медицинского физика сопоставим с тем, который он получит в США или Германии.

Подготовка кадров, налаживание массового своевременного онкологического скрининга, возрождение отечественной медицинской промышленности, закупка оборудования для диагностики и лечения (а также всей требующейся для его работы инфраструктуры) в необходимых для оснащения всех регионов к 2015 г. количествах, выделение в этих целях помещений и создание новых центров, выполнение других условий НОП, а также удаление коррупционной «опухоли» из экономики позволит сократить отставание России от западных стран в ближайшие годы, сделать первый шаг на пути, по которому уже давно идут многие страны.

Конкретные же результаты НОП можно будет попытаться оценить, например, посмотрев через несколько лет на аналогичный с приведенным ранее график с российской статистикой онкологических заболеваний.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Все про лучевую терапию
Adblock
detector