Аппарат лучевой терапии teragam k 02

Проблемы и перспективы развития лучевой терапии в Российской Федерации

Современная стратегия лучевой терапии в онкологии строится с учетом имеющихся технических достижений, результатов исследований в области онкологии и радиобиологии, накопленного опыта наблюдений за отдаленными эффектами лечения. Основу технических средств, современной лучевой терапии составляют гамма-терапевтические аппараты и линейные ускорители.

Отечественная промышленность в настоящее время производит гамма-терапевтический аппарат Рокус и несколько типов ускорителей. Однако другой крайне необходимой аппаратуры и вспомогательного оборудования (симулятор, терапевтические дозиметры, коллимирующие, фиксирующие устройства и др.) Россия не производит.

В этой связи говорить о гарантии качества лучевого лечения у большинства граждан России, получающих лучевую терапию, не приходится. Продолжает увеличиваться разрыв в качестве лучевой терапии в ведущих спецучреждениях России и большинстве онкологических диспансеров. В России создана довольно мощная служба лучевой терапии.

Имеется 130 специализированных радиотерапевтических отделений, оснащенных 38 ускорителями, 270 дистанционными гамма-терапевтическими установками, 93 аппаратами для контактной фотонной терапии, 140 кабинетами рентгенотерапии. Лишь на этом основании возможно привлечение в лучевую терапию высококвалифицированных кадров.

В России лучевую терапию получают менее 30% онкологических больных, в развитых странах 70%;

Имеется около 130 отделений лучевой терапии, техническое оснащение 90% которых находится на очень низком уровне, отставая от развитых стран на 20—30 лет;

90% дистанционных гамма-терапевтических аппаратов относятся к разработкам 60—70 годов;

70% дистанционных гамма-терапевтических установок выработали 10-летний ресурс;

Более 40% дистанционных гамма-терапевтических аппаратов не позволяют реализовать современные терапевтические технологии;

Ошибка в отпуске дозы на изношенных аппаратах достигает 30%, вместо допустимых 5%;

Около 50% радиологических отделений онкологических диспансеров не оснащены аппаратами для контактной лучевой терапии;

40% аппаратов для контактной лучевой терапии находятся в эксплуатации более 10 лет;

Соотношение кобальтовых установок и медицинских ускорителей 7:1 вместо принятого в развитых странах 1:2;

Онкологические диспансеры практически не оснащены аппаратурой (отвечающей требованиями гарантии качества) для предлучевой топометрической подготовки, дозиметрическим оборудованием, фиксирующими устройствами, компьютеризированными аппаратами для отливки формирующих блоков и т. д.

Из приведенных данных следует основные фонды отечественной лучевой терапии практически полностью состарились, что неизбежно приводит к ухудшению качества лечения и дискредитации метода. Лучевая терапия в России находится на критически низком уровне. Жизненно важной задачей её развития является модернизация радиотерапевтической техники.

Аппарат лучевой терапии teragam k 02

Современные технологии в лучевой терапии предъявляют новые требования не только к качеству аппаратуры, но и её количеству. С учетом роста заболеваемости и сложности методик лучевой терапии для обеспечения ее в современных условиях необходимо иметь: 1 аппарат для дистанционной лучевой терапии на 250-300 тыс.

населения, 1 аппарат для контактной лучевой терапии на 1 млн. населения, на 3-4 аппарата дистанционной лучевой терапии по одному КТ и рентгеновскому симулятору, на каждый аппарат для контактной лучевой терапии один аппарат рентгенотелевизионного контроля укладки, на 3-4 аппарата лучевой терапии по одному дозиметрическому комплексу.

Совершенно очевидно, что в соответствии с этими требованиями даже при условии достаточного финансирования потребуется не менее 15 лет на оснащение, строительство новых и модернизацию имеющихся радиологических корпусов. В этой связи на первом этапе развития радиационной онкологии в России представляется целесообразным создание 20-25 межрегиональных специализированных онкологических центров, оснащенных полным набором современной радиотерапевтической техники, позволяющей реализовывать передовые технологии в лучевой терапии.

На сегодняшний день первоочередной задачей также является создание современной отечественной радиотерапевтической техники. Период многолетнего застоя в развитии отечественной радиотерапевтической техники в настоящее время, в основном усилиями Минатома России, начинает преодолеваться. Была разработана научно-техническая программа «СОЗДАНИЕ ТЕХНОЛОГИЙ И АППАРАТУРЫ ДЛЯ ЛУЧЕВОЙ ТЕРАПИИ ЗЛОКАЧЕСТВЕННЫХ ОПУХОЛЕЙ» на 2000—2002 гг.

, которая согласована с предприятиями разработчиками, производителями и медицинскими соисполнителями. Программа утверждена Министерствами атомной энергии и здравоохранения. В результате ее реализации создан линейный ускоритель ЛУЭР-20 , освоено производство по лицензии фирмы ФИЛИПС ускорителя SL-75-5.

Данный ускоритель стоимостью около 1,5 млн. долларов поставляется централизовано и комплектуется дорогостоящим дозиметрическим оборудованием и планирующей компьютерной системой, в которых остро нуждаются радиологические отделения. Парадоксально, однако, что при нынешнем дефиците радиотерапевтической аппаратуры и финансов завод изготовитель вынужден сегодня работать на склад.

В НИИФА (г. Санкт-Петербург) разработаны макеты рентгеновского симулятора с томографической приставкой для предлучевой топометрической подготовки, системы дозиметрического компьютерного планирования процедур облучения, универсального клинического дозиметра, анализатора дозного поля, комплекс аппаратуры и методик для обеспечения качества лучевой терапии. Создан и завершаются клинические испытания аппарата для брахитерапии АГАТ-ВТ.

L использование при планировании лучевой терапии самого современного диагностического комплекса — КТ — МРТ — УЗИ ПЭТ;

L широчайшее применение унифицированных и индивидуальных иммобилизационных устройств, а также систем для стереотаксической центрации терапевтических пучков;

L существенное влияние на развитие и совершенствование лучевой терапии может оказать использование пучков тяжелых заряженных частиц (адронов);

L применение высокоэнергетических протонов, учитывая появление ряда опытных образцов компактных и, что очень важно, сравнительно недорогих специализированных медицинских циклотронов-генераторов пучков протонной энергией до 250—300 Мэв;

L по-прежнему, из-за непомерно высокой стоимости туманны перспективы клинического применения пионов и заряженных тяжелых ионов, несмотря на то, что эта терапия характеризуется отличным дозным распределением и высоким значением ЛПЭ, что имеет существенное преимущество перед протонной терапией;

L в последние годы все более жесткую конкуренцию методикам прецизионного дистанционного облучения, в особенности при раке предстательной железы и опухолях мозга составляет стереотаксическая внутритканевая терапия. Тем не менее, несмотря на то, что возможности этого метода далеко не исчерпаны, перспективы неинвазивных способов воздействия выглядят предпочтительнее;

Аппарат лучевой терапии teragam k 02

L приблизиться к качеству протонотерапии при использовании традиционных пучков фотонов энергией 15-20 Мэв уже сейчас могут позволить автоматические коллиматоры фигурных полей, модулирующие интенсивность излучения в широком диапазоне;

L решение проблемы верификации программы облучения, несомненно, лежит на пути прямого дозиметрического контроля в режиме реального масштаба времени. В разрабатываемых образцах оборудования используются как TLD, ионизационные камеры, так и люминисцентные экраны. Оптимальной схемы предложить до настоящего времени не удалось, хотя не исключено, что именно комбинация нескольких способов дозиметрии обеспечит искомый результат.

Так или иначе — конечная цель реализации этого направления — создание максимального градиента дозы на границе «опухоль-здоровая ткань», в условиях максимальной же гомогенности дозного поля в зоне опухолевого роста, в то же время, достижение этой цели принципиально возможно и с помощью одного из вариантов «системной» лучевой терапии, предполагающих использование меченых иммунных комплексов (радиоиммунотерапия) или меченых метаболитов.

В последние годы, например, активно разрабатываются принципиально новые многоэтапные схемы радиоиммунотерапии с использованием авидин-биотиновых комплексов. А к числу наиболее перспективных меченых метаболитов относятся, в частности, модифицированные сахара уже нашедшие применение в клинической практике в качестве диагностических препаратов (18F-2D-глюкоза);

L весьма перспективным представляется продолжение исследований по проблемам селективного управления радиочувствительностью тканей с помощью различных радиомодифицирующих агентов: гипер — и гипотермии, электронакцепторных соединений, противоопухолевых лекарственных препаратов, радиопротекторов (кратковременной газовой гипоксии) и др.;

L не менее интересны и важны работы, посвященные поиску прогностических факторов, позволяющих приблизиться к индивидуальному планированию лучевого лечения по разработке новых технологий контактных и интраоперационных методов облучения и по сочетанному использованию ядерных частиц (протонов, нейтронов, нейтрон-захватного облучения);

линейный ускоритель

L важное прикладное значение приобретает целый ряд молекулярно-биологических исследований последнего времени. В первую очередь, это изучение молекулярных основ злокачественности и формирование нового набора прогностических факторов, таких как: нарушение экспрессии ряда антионкогенов (р53, bcl-2), факторов роста или их рецепторов (erbB-2, TGFP, EGF, EGFR), изменение активности сериновых металлопротеаз или титра антител к веществам, связанным непосредственно с сосудистой инвазией (к VIII фактору свертываемости, D-31), позволяющих, в перспективе, с максимальной точностью определять показания к адъювантной терапии;

L в условиях повсеместного использования многокомпонентных программ комплексного лечения при большинстве форм злокачественных новообразований, первостепенное значение приобретают клинико-радиобиологические исследования;

МЕТОДЫ ЛУЧЕВОЙ ТЕРАПИИ

Методы лучевой терапии делятся на наружные и внутренние в зависи­мости от способа подведения ионизирующего излучения к облучаемому оча­гу. Сочетание методов называют сочетанной лучевой терапией.

Наружные методы облучения — методы, при которых источник излучения находится вне организма. К наружным методам относятся методы дистан­ционного облучения на различных установках с использованием разного расстояния от источника излучения до облучаемого очага.

— дистанционная, или глубокая, рентгенотерапия;

— терапия тормозным излучением высокой энергии;

— терапия быстрыми электронами;

— протонная терапия, нейтронная и терапия другими ускоренными час­тицами;

— аппликационный метод облучения;

— близкофокусная рентгенотерапия (при лечении злокачественных опу­холей кожи).

Дистанционная лучевая терапия может проводиться в статическом и под­вижном режимах. При статическом облучении источник излучения не­подвижен по отношению к больному. К подвижным методам облучения относятся ротационно-маятниковое или секторное тангенциальное, рота-ционно-конвергентное и ротационное облучение с управляемой скоростью.

Облучение может осуществляться через одно поле или быть многополь­ным — через два, три и более полей. При этом возможны варианты встреч­ных или перекрестных полей и др. Облучение может проводиться открытым пучком или с использованием различных формирующих устройств — за­щитных блоков, клиновидных и выравнивающих фильтров, решетчатой диафрагмы.

При аппликационном методе облучения, например в офтальмологичес­кой практике, аппликаторы, содержащие радионуклиды, прикладывают к патологическому очагу.

Близкофокусную рентгенотерапию применяют для лечения злокачест­венных опухолей кожи, при этом расстояние от выносного анода до опухо­ли составляет несколько сантиметров.

Аппарат лучевой терапии teragam k 02

Внутренние методы облучения — методы, при которых источники излуче­ния вводят в ткани или в полости организма, а также применяют в виде ра­диофармацевтического препарата, введенного внутрь пациента.

— системная радионуклидная терапия.

При радиохирургическом лечении установками гамма-нож, кибер-нож осуществляют прицельное облучение малых мишеней с помощью специаль­ных стереотаксических устройств с использованием точных оптических на­правляющих систем для трехмерной (three-dimensional — 3D) радиотерапии множественными источниками.

При системной радионуклидной терапии используют радиофармацевти­ческие препараты (РФП), вводимые пациенту внутрь, соединения, тропные к определенной ткани. Например, путем введения радионуклида йода про­водят лечение злокачественных опухолей щитовидной железы и метастазов, при введении остеотропных препаратов — лечение метастазов в кости.

Виды лучевого лечения. Различают радикальную, паллиативную и симп­томатическую цели лучевой терапии. Радикальную лучевую терапию прово­дят с целью излечения больного с применением радикальных доз и объемов облучения первичной опухоли и зон лимфогенного метастазирования.

Паллиативное лечение, направленное на продление жизни больного пу­тем уменьшения размеров опухоли и метастазов, выполняют меньшими, чем при радикальной лучевой терапии, дозами и объемами облучения. В про­цессе проведения паллиативной лучевой терапии у части больных при вы­раженном положительном эффекте возможно изменение цели с увеличени­ем суммарных доз и объемов облучения до радикальных.

Симптоматическую лучевую терапию проводят с целью снятия каких-либо тягостных симптомов, связанных с развитием опухоли (болевой син­дром, признаки сдавления сосудов или органов и др.), для улучшения ка­чества жизни. Объемы облучения и суммарные дозы зависят от эффекта лечения.

— фракционированное, или дробное, облучение;

Примером однократного облучения служит протонная гипофизэктомия, когда лучевую терапию выполняют за один сеанс. Непрерывное облучение происходит при внутритканевом, внутри полостном и аппликационном ме­тодах терапии.

— обычное (классическое) мелкое фракционирование — 1,8—2,0 Гр в день 5 раз в неделю; СОД (суммарная очаговая доза) — 45—60 Гр в зависимости от гистологического вида опухоли и других факторов;

— среднее фракционирование — 4,0—5,0 Гр в день 3 раза в неделю;

— крупное фракционирование — 8,0—12,0 Гр в день 1—2 раза в неделю;

— интенсивно-концентрированное облучение — 4,0—5,0 Гр ежедневно в течение 5 дней, например в качестве предоперационного облучения;

— ускоренное фракционирование — облучение 2—3 раза в сутки обычны­ми фракциями с уменьшением суммарной дозы за весь курс лечения;

— гиперфракционирование, или мультифракционирование — дробление суточной дозы на 2—3 фракции с уменьшением дозы за фракцию до 1,0—1,5 Гр с интервалом 4—6 ч, при этом продолжительность курса может не изменить­ся, но суммарная доза, как правило, повышается;

— динамическое фракционирование — облучение с различными схема­ми фракционирования на отдельных этапах лечения;

— сплит-курсы — режим облучения с длительным перерывом на 2—4 нед в середине курса или после достижения определенной дозы;

— низкодозный вариант фотонного тотального облучения тела — от 0,1— 0,2 Гр до 1—2 Гр суммарно;

— высокодозный вариант фотонного тотального облучения тела от 1—2 Гр до 7—8 Гр суммарно;

— низкодозный вариант фотонного субтотального облучения тела от 1—1,5 Гр до 5—6 Гр суммарно;

— высокодозный вариант фотонного субтотального облучения тела от 1—3 Гр до 18—20 Гр суммарно;

— электронное тотальное или субтотальное облучение кожи в различных режимах при ее опухолевом поражении.

Величина дозы за фракцию имеет большее значение, чем общее время курса лечения. Крупные фракции более эффективны, чем мелкие. Укруп­нение фракций при уменьшении их числа требует уменьшения суммарной дозы, если не изменяется общее время курса.

Различные варианты динамического фракционирования дозы хорошо разработаны в МНИОИ имени П. А. Герцена. Предложенные варианты ока­зались гораздо эффективнее, чем классическое фракционирование или под­ведение равных укрупненных фракций. При проведении самостоятельной лучевой терапии или в плане комбинированного лечения используют изо-эффективные дозы при плоско клеточном и аденогенном раке легкого, пи­щевода, прямой кишки, желудка, гинекологических опухолях, саркомах мягких тканей. Динамическое фракционирование существенно повысило эффективность облучения за счет увеличения СОД без усиления лучевых реакций нормальных тканей.

Величину интервала при сплит-курсе рекомендуется сокращать и до 10— 14 дней, так как репопуляция выживших клоновых клеток появляется в на­чале 3-й недели. Тем не менее при расщепленном курсе улучшается пере­носимость лечения, особенно в случаях, когда острые лучевые реакции препятствуют проведению непрерывного курса.

При проведении лучевой терапии используют методы модификации ра­диочувствительности злокачественных опухолей. Радиосенсибилизация лу­чевого воздействия — процесс, при котором различные способы приводят к увеличению поражения тканей под влиянием облучения. Радиопротек­ция — действия, направленные на снижение поражающего эффекта иони­зирующего излучения.

Оксигенотерапия — метод оксигенации опухоли во время облучения с ис­пользованием для дыхания чистого кислорода при обычном давлении.

Оксигенобаротерапия — метод оксигенации опухоли во время облучения с использованием для дыхания чистого кислорода в специальных барока­мерах под давлением до 3—4 атм.

Использование кислородного эффекта при оксигенобаротерапии, по дан­ным СЛ. Дарьяловой, было особенно эффективно при лучевой терапии не­дифференцированных опухолей головы и шеи.

Регионарная турникетная гипоксия — метод облучения больных со злока­чественными опухолями конечностей в условиях наложения на них пнев­матического жгута. Метод основан на том, что при наложении жгута р02 в нормальных тканях в первые минуты падает почти до нуля, а в опухоли напряжение кислорода еще некоторое время остается значительным. Это дает возможность увеличить разовую и суммарную дозы облучения без по­вышения частоты лучевых повреждений нормальных тканей.

Гипоксическая гипоксия — метод, при котором до и во время сеанса об­лучения пациент дышит газовой гипоксической смесью (ГГС), содержащей 10 % кислорода и 90 % азота (ГГС-10) или при уменьшении содержания кис­лорода до 8 % (ГГС-8). Считается, что в опухоли имеются так называемые ос-трогипоксические клетки.

К механизму возникновения таких клеток отно­сят периодическое, длящееся десятки минут резкое уменьшение — вплоть до прекращения — кровотока в части капилляров, которое обусловлено в числе других факторов повышенным давлением быстрорастущей опухо­ли. Такие острогипоксические клетки радиорезистентны, в случае наличия их в момент сеанса облучения они «ускользают» от лучевого воздействия.

В РОНЦ РАМН этот метод применяют с обоснованием, что искусственная гипоксия снижает величину предсуществующего «отрицательного» тера­певтического интервала, который определяется наличием гипоксических радиорезистентных клеток в опухоли при их практически полном отсутс­твии в нормальных тканях. Метод необходим для защиты высокочувстви­тельных к лучевой терапии нормальных тканей, расположенных вблизи об­лучаемой опухоли.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Все про лучевую терапию
Adblock
detector