Роль лучевой терапии в программе комплексного лечения больных раком молочной железы

Введение

До 70% онкологических больных получают лучевую терапию в разных комбинациях с другими методами противоопухолевого лечения. Известно, что достижение полной регрессии опухоли достоверно увеличивает выживаемость при новообразованиях солидного характера.

У больных плоскоклеточным раком анального канала улучшение результатов лечения может быть связано с рядом других факторов: разработкой и совершенствованием диагностических методов раннего выявления опухолей, широким использованием клинически испытанных эффективных комбинаций лучевого и лекарственного лечения, с появлением новых лекарственных препаратов, а также совершенствованием технического оснащения радиотерапевтических отделений онкологических клиник.

радиотерапия с модуляцией интенсивности – IMRT (Intensity-modulated radiation therapy); объемно-модулированная радиотерапия арками VMAT и ее модификации – «Rapid Arc»; радиотерапия, корректируемая по изображениям – IGRT (Image guided radiation therapy). Однако для применения высоких технологий радиотерапии необходимо выполнение целого ряда условий.

Так, ASTRO (Американское общество терапевтической радиологии и онкологии) и ААРМ (Американская ассоциация медицинских физиков) при использовании 3D CRT требует наличия: корректного изображения первичной опухоли и окружающих ее структур или ложа удаленной опухоли, полученного с помощью современных методов лучевой диагностики;

При подготовке программы конформной лучевой терапии необходимо соблюдать рекомендации №50 и 62 ICRU (International Commission on Radiation Units and Measurement), в которых в облучаемом объеме выделены следующие области: Gross Tumor Volume (GTV) – макроскопический объем опухоли, фактически сама опухоль;

Сlinical Target Volume (CTV) – клинический объем мишени, включающий в себя GTV и зону субклинического распространения опухоли, которая не может быть определена существующими диагностическими методами; Рlanning Target Volume (PTV) – планируемый объем мишени, зона, включающая в себя отступ, добавляемый к CTV для учета интра- и интерфракционных смещений опухоли и внутренних органов, а также неточностей при укладке пациента;

Магнитно-резонансная томография (МРТ) является одним из главных исследований при определении распространенности опухолевого процесса в алгоритме диагностических процедур для предлучевой подготовки. В последние 10 лет проводятся исследования по оценке клинического использования диффузионно-взвешенной МРТ (ДВ МРТ).

Планирование 3D CRT начинается с генерирования трехмерной модели области, подвергаемой радиотерапии при помощи использования серии компьютерных томографических сканов (КТ). КТ-сканирование производится с шагом не более 2,5–5 мм в зоне локализации мишени.

При 3D-планировании необходимо четко устанавливать конфигурацию опухоли в каждом сечении. Во время топометрической подготовки пациента иммобилизуют с использованием специальных подставок, вакуумных матрасов, подголовников, фиксирующих приспособлений для ног. Положение больного во время предлучевой подготовки и всего курса лечения должно быть неизменным, максимально удобным и легко воспроизводимым.

Мультимодальное совмещение КТ- и МРТ-изображений объединяет анатомическую информацию, что позволяет с большой достоверностью определить границы сложных мишеней и органов риска (OAR).

Медицинский физик, согласно техническому заданию, подбирает рациональное количество полей облучения, их направления, энергию, дозу, контролируемую с помощью дозообъемных гистограмм мишени и критических органов (рис. 1, а, б). При современных технологиях конформной радиотерапии (3D CRT, IMRT, VMAT) имеется возможность коррекции положения пациента и опухоли с верификацией объема облучения для точного подведения планируемой дозы и уменьшения нагрузки на здоровые органы и ткани. Для этого используется возможность проведения КТ в коническом пучке (CBCT – Cone Beam CT); рис. 2.

Потенциально конформная лучевая терапия и ее варианты, улучшая показатели локорегионарного контроля, приводят и к сокращению общего времени лучевого лечения за счет уменьшения длительности перерывов в лучевом лечении или полностью избавляя от его необходимости. При этих технологиях лучевого воздействия возможна эскалация суммарной очаговой дозы (СОД) в опухоли и пораженных лимфоузлах.

Технология IMRT, являясь более совершенной ступенью 3D CRT, позволяет формировать объем облучения любого размера и формы, достоверно уменьшая лучевую нагрузку на критические структуры, обеспечивая при этом равномерное и адекватное покрытие планируемой зоны облучения – PTV от 95 до 107% (при тех же объемах и условиях облучения, что и 3D CRT), а также создает возможность подведения радикальных доз к мишеням разных размеров и конфигураций.

В первых проведенных клинических исследованиях получены убедительные данные о преимуществах использования IMRT. Так, по данным M.Mitchell и соавт. [1], использование технологии IMRT позволяет добиться более низкой частоты токсических реакций: частота проктита 3-й степени составила 9%, влажного эпидермита 3-й степени – 17%, что существенно ниже в сравнении с исследованием D.Sebag-Montefiore и соавт., где использовалась 3D CRT технология и кожная токсичность составила 52,6%.

В рандомизированном исследовании M.Chuong и соавт. [2], которое включало 89 пациентов плоскоклеточным раком анального канала, проведено сравнение эффективности технологий 3D CRT и IMRT. Было продемонстрировано достоверное снижение негематологической токсичности при применении технологии IMRT (21,1% vs 59,5%; p

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Все про лучевую терапию
Adblock
detector